Е.Зубков: Российская диаспора в США имеет большой потенциал

Утро четвертого дня Зимней школы началось с визита очень интересного гостя, врача-психиатра с 34-летним стажем Евгения Зубкова. Доктор приехал в США в 1990 году в качестве преподавателя университета, впоследствии он остался в Нью-Йорке и продолжил углубленно заниматься изучением различного рода зависимостей, а также феномена образования диаспор, который и стал основной темой лекции.

Сегодня под диаспорой, прежде всего, понимается объединение людей за границей по территориальному, лингвистическому и этническому признакам. Как известно, одна из специфических характеристик населения США — это обилие такого рода объединений. Можно даже сказать, что Штаты состоят из диаспор, причем многие из них имеют большое влияние как в рамках страны, так и за ее пределами.

Однако русская диаспора является, по мнению Е.Зубкова, исключением из правил. Она насчитывает более 3 млн человек и отличается крайней неоднородностью. По словам врача-психиатра, в отличие от всех других диаспор «русская многослойна, как пирог». Все четыре основные волны эмигрантов имели свои отличительные черты, делающие их непохожими друг на друга.

Е.Зубков рассказал, что, например, первые послереволюционные эмигранты вообще не воспринимали себя как таковых, оставаясь убежденными, что «дома» все скоро закончится и вернется на круги своя. Будучи (в основной массе) людьми образованными, большая их часть так и не выучила английский, поскольку люди просто не стремились интегрироваться. В отличие от первой, эмигранты второй волны уже родились при советской власти. Стараясь отмежеваться от болезненных воспоминаний о жестокости режима, они даже не обучали детей русскому языку.

Последняя, четвертая волна эмиграции (так называемая «экономическая»), характерна тем, что не теряет контактов с метрополией и обладает определенной лояльностью по отношению к стране пребывания. В основном это люди, приезжающие работать. Но несмотря на то, что эти эмигранты являются довольно широкой прослойкой, они так же не обладают большим влиянием.

Между тем метрополии нельзя забывать, что диаспора — это мощный инструмент, способный лоббировать ее интересы за пределами страны. Самым ярким примером может послужить диаспора греческая. Американские греки обладают идеализированным представлением о родине. Сохранив свои традиции и культуру, они не забывали при этом продвигать свои идеи в государстве «принимающей стороны». Греки есть среди конгрессменов, греческими эмигрантами были бывшие директор ЦРУ и губернатор Нью-Йорка.

Российская диаспора в Штатах обладает куда большим потенциалом. Тем не менее, ни один из ее представителей не занимает хоть сколько-нибудь значимые должности на государственной службе. Так почему же наша страна пренебрегает таким мощным рычагом воздействия?

Конечно, по мнению доктора, определенный отпечаток наложила история: три первые волны воспринимались метрополией, как «враги народа». И во многом в связи с этим наблюдается отсутствие обратной связи РФ со своими бывшими гражданами.

По мнению Е.Зубкова, диаспора — это саморегулирующееся объединение, поскольку нельзя объединить людей насильно. Это желание должно появиться в самих эмигрантах, а государству необходимо поддерживать инициативу.

Поэтому отвечая на вопрос о конкретных мерах для изменения ситуации в лучшую сторону, Евгений счел первым шагом создание в России специального института, который бы занимался изучением эмигрантов с научной точки зрения. Ведь в то время как есть множество социологических исследований или работ по криминалистике, именно научные работы отсутствуют.
Эта структура помогла бы лучше понимать людей, расставшихся с родиной; то, как они живут и чем. Но для этого, опять же, нужна заинтересованность государства. А пока все больше детей эмигрантов так и не заговорят на своем когда-то родном языке.

,
студентка 4 курса факультета Международной журналистки